К вопросу о ВТС Турции и Туркмении

С 2010 г. отмечается резкий рост объемов ВТС между Туркменией и Турцией. В 2010 г. двумя странами были подписаны оборонные контракты на поставку военно-морской техники. В 2012 г. новости о финансовых итогах туркмено-турецких сделок были озвучены в российских СМИ и зачастую носили характер алармистских высказываний (например, «Туркмения увеличила импорт продукции турецкой оборонной промышленности в 213 раз») о растущей экспансии Турции в Каспийском регионе.

Отметим, что до 2010 г. сотрудничество уже осуществлялось, однако его размеры были более чем скромными. Еще на рубеже 90-х и 2000-х гг. начальник турецкого генштаба Хусейн Кыврыкоглу подписал с президентом Ниязовым соглашение о военном сотрудничестве. Турецкий генерал также подписал с министром обороны Туркменистана соглашение о бесплатной передаче списанного военного снаряжения и протокол о финансовой помощи, однако детали этих двух документов не разглашались. Кыврыкоглу заявил о готовности турецкой армии поделиться своими знаниями и опытом с туркменскими военными и помочь туркменскому оборонному сектору.

Однако большая часть этих обещаний осталась на бумаге. Турция поставляла в Туркменистан лишь использованное военное снаряжение в ограниченных объемах. Наиболее значимым контрактом оказалась поставка производимых турецкой компанией «Otokar» (дочерняя фирма холдинга «Koç») выпускаемых ей по лицензии военных автомобилей Land Rover Defender 130 в варианте грузовых и санитарных машин. Последние фигурировали на военных парадах в Ашхабаде. Также компания Aselsan, производящая в Турции системы связи, а также электронику и оптику для нужд ВС, озвучивала планы по экспорту своей продукции в Туркменистан. Однако в итоге широкомасштабных поставок осуществлено не было. Наиболее крупный контракт был заключен в 2010 г. Туркмения решила приобрести два боевых корабля производства турецкой компании DEARSAN. В сообщениях фигурировали «два быстроходных патрульных катера, … к которым прилагалось орудие итальянского производства».

В действительности корабль компании DEARSAN называется «Патрульное судно нового типа». По своему классу они катерами не являются, а фактически представляют собой сторожевые корабли. Корабли построены с применением технологии малозаметности. Примечательна и номенклатура вооружений. На сторожевики устанавливается 40-мм двуствольная автоматическая пушка производства итальянской компании Oto Melara, два 12,7-мм пулемета с приборами ночного видения, противолодочные ракеты и устройства для сброса глубинных бомб (в модификациях для Туркмении последних не предусмотрено). Также устанавливается широкая гамма различных сенсоров. Такая номенклатура вооружений позволяет охарактеризовать этот корабль как предназначенный для противолодочной обороны. По некоторым данным, цена контракта составила примерно 55 млн евро. По  другим данным — 120 млн долл.

P-1200 TCG Tuzla ВМС Турции | turkishnavy.net

P-1200 TCG Tuzla ВМС Турции | turkishnavy.net

Кроме закупки сторожевиков, руководство Туркмении также проявляет интерес к возможной закупке скоростных боевых многоцелевых катеров производства турецкой компании Yonca-Onuk. В настоящее время ведется оценка их боевых качеств. Предположительно, речь может идти о закупке турецких катеров MRTP 33, которые имеют модульную компоновку и в зависимости от задачи могут быть переоборудованы в патрульные, спасательные, ударные ракетные катера, тральщики или катера поддержки сил специального назначения. Yonca-Onuk является мировым лидером в данном сегменте кораблестроения. По словам представителя компании, ее катера зарекомендовали себя с лучшей стороны во время россйско-грузинского конфликта в 2008 г. По заявлению руководства Турецкой Ассоциации Экспортеров оборонной промышленности, сделанному в феврале 2012 г., представители компании Yonca-Onuk намереваются поставлять свою продукцию в Туркмению.

Что же касается двух закупленных в 2010 г. кораблей, то их покупка, видимо, неслучайна. Из всех прикаспийских стран только на вооружении Ирана и Азербайджана стоят подводные лодки – «малютки». По оценкам экспертов, покупка кораблей ПЛО может быть вызвана активными усилиями Ирана по укреплению своих ВМС на Каспии, и в частности, переброской в регион малых подводных лодок.

Сделка по покупке двух сторожевиков важна для туркменской стороны еще и с промышленно-технологической точки зрения. По-видимому, контракт предполагает частичную передачу технологий производства. Основные блоки управления и вооружения кораблей будут произведены на верфях и предприятиях Турции. Однако интеграция основных систем и сборка корпусов производится в Туркмении. Сообщалось, что эти намерения были связаны с планами по созданию в 2012-2013 гг. в г. Туркменбаши (Красноводске)  судостроительно-судоремонтного предприятия. В итоге, комплекты двух кораблей были доставлены в Туркмению и собраны в международном морском порту г. Туркменбаши. Первый корабль был сдан в конце 2011 г., а в январе 2012 г. вышел на испытания. Второй корабль был сдан в первой половине 2012 г., и завершил серию испытаний к концу 2012 г. Контракт на покупку двух судов предполагает также опцион на поставку еще 6 таких же патрульных судов. Их планируется полностью ввести в строй к 2015 г.

В настоящее время в международном морском порту г. Туркменбаши с участием турецких специалистов производится сборка и гражданских судов. В частности, соглашение с  компанией DEARSAN предусматривает строительство пассажирского катамарана  на 350 пассажиромест, а также четырех буксиров (три мощностью 1600 кВт и один – 2400 кВт).

До недавних пор Туркменистан не располагал на Каспии сильным флотом. Главная военно-морская база – порт Туркменбаши  находилась в оперативном подчинении командования пограничных войск страны. Корабельный состав включал 10 патрульных катеров типа «Гриф» (проектов 1400 и 1400М) советской и украинской постройки, катер проекта 14081 «Сайгак» из состава морских пограничных сил СССР, один катер типа Point, переданный БОХР США, несколько катеров типа «Калкан-М», сделанных на Украине, и минный тральщик проекта 1252 «Корунд». Имелся батальон морской пехоты, но десантно-высадочными средствами он не располагал. О решении строить на Каспии современный военно-морской флот (ВМФ) президент Бердымухамедов объявил еще в августе 2009 года на заседании Совета безопасности. Уже в 2010 году был создан Военно-морской институт Министерства обороны Туркменистана. К настоящему времени в соответствии с основными положениями Военной доктрины Туркменистана разработана и утверждена программа развития Военно-морских сил Вооруженных Сил на период до 2015 года.  В 2008 г. в России было заказано строительство ракетных катеров «Молния» проекта  12418. Они были приняты на вооружение в 2011 г. Вероятно, Туркменистан продолжит закупки катеров этого типа.

Подготовил Александр Васильев

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Одноклассники